Чем дальше продвигаемся мы в изучении каждой детали дела, тем более шокирующей становится вся история. О дурно инсценированном спектакле с задержанием Мартина Кочесокова знает уже вся страна. На федеральной трассе «Кавказ» автомобиль под управлением неугодного власти руководителя общественной организации «Хабзэ» остановили сотрудники полиции и… нашли у него 263 грамма марихуаны. Как не вспомнить тут журналиста-расследователя из  «Медузы» Ивана Голунова!

В  2013 г. похожий эпизод прогремел на всю Ульяновскую область: за хранение дезоморфина задержан местный журналист, пишущий на социальные темы. Историю быстренько замяли, под предлогом того, что парень уже три года сидит «на игле». Голунов оказался рыбой покрупнее, беспредел стал известен всему миру. И дело Мартина на этой волне тоже переросло из  местечкового в событие федерального масштаба.

Сотрудники Центра по противодействию экстремизму МВД по Кабардино-Балкарии сами подложили Мартину Кочесокову наркотики, а теперь не знают, как дело обставить так, чтобы не видны были следы. Вот и следователь объявил об окончании следствия. Ознакомившись с материалами уголовного дела, я как адвокат Мартина с удивлением обнаружил, что вместо поиска доказательств, следователь и сотрудники ЦПЭ МВД по КБР искусственно создают псевдодоказательства вины моего подзащитного. Так, к  материалам уголовного дела якобы как доказательства его вины, приобщены видеозапись его объяснений, где он будто бы признается в содеянном, и файлы прослушивания телефонных переговоров. Следователь забыл, что доказательствами вины лица могут служить данные, полученные до его задержания: аудио— или видеодокументирование его противоправной деятельности, на основании которых этот гражданин и был задержан. Однако в уголовном деле против Кочесокова таких доказательств нет. Все файлы, которыми так гордятся оперативные сотрудники, добыты не по итогам профессиональных оперативно-розыскных мероприятий, а  искусственно созданы в результате примитивного давления на человека угрозами физической расправы. Эти данные не несут никакого доказательственного значения. Красноречивая цитата Мартина из его жалобы на имя и.о. прокурора КБР Юрию Лаврешину:

«Далее Гонов М.Л…. по телефону вызвал из г. Нальчика своих «штатных» понятых граждан Выблова А.А. и Мкртумяна В.Г. (ранее судимого за хранение наркотиков), находящихся в полной от него зависимости, которые неоднократно участвовали в  качестве мнимых понятых по аналогичным уголовным делам (при чем фамилия последнего в протоколах всегда указывалась умышленно искаженной — МкртуЛян!)».

 Более того, созданные самими же оперативниками и с гордостью представленные в дело аудио— и видеозаписи подтверждают нарушение права на защиту Мартина. В  соответствии со ст. 48 Конституции и ст. 16, 49, 51 УПК РФ, Кочесокову при его опросе обязаны были предоставить адвоката, однако видеозапись подтверждает, этого сделано не было. Все это говорит о явной фальсификации и полной безграмотности сотрудников следствия и Центра по противодействию экстремизму. Хотя о  процессуальной грамотности не приходится говорить, когда даже заместитель министра МВД по КБР неправильно указывает категории тяжести преступлений, называя ч. 2 ст. 228 УК РФ особо тяжким преступлением, в то время, когда оно таким не является!

Любопытно, что после того, как защита пролила свет на истинное положение дел, в  Кабардино-Балкарии состоялось экстренное совещание с министром РФ по делам Северного Кавказа Сергеем Чеботарёвым. По легенде, поводом стало обсуждение госпрограммы по развитию территории до 2025 г. Одно точно – функционеры у  власти наконец начинают замечать очевидное и считаться со своим народом.

 

источник: https://echo.msk.ru/blog/andrew_andreev/2508797-echo/


 

 

лента новостей

посещаемость

Посетители
1
Материалы
1145
Количество просмотров материалов
4009153